Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература https://languagejournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература» — научно-теоретический журнал, публикующий научно-исследовательские статьи и критические научные рецензии на русском и английском языках, призванные отразить актуальную проблематику современной лингвистики, литературоведения и междисциплинарных гуманитарных исследований, а также представить многообразие существующих здесь подходов и плюрализм мнений исследователей.</p> ru-RU <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> vestnik09@spbu.ru (Нефедов Сергей Трофимович) vestnik09@spbu.ru (Рец Юлия Сергеевна) Вс, 20 июн 2021 10:25:36 +0300 OJS 3.1.2.4 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Возвращение поэтики. Ю. Кристева vs М.М. Бахтин https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11020 <p>В статье предлагается анализ концепции интертекста, выдвинутой Юлией Кристевой в работе «Разрушение поэтики», в сопоставлении с бахтинской идеей всеобщего контекста и&nbsp; «бесконечного диалога», которая развивалась в&nbsp; его трудах начиная с&nbsp; конца 1920-х гг. Делается вывод о некорректной интерпретации Кристевой мыслей Бахтина о контексте и диалоге, персоналистских по своему характеру, в отличие от безличного, управляемого фрейдовским «оно» и известным набором социальных факторов интертекста Кристевой. В&nbsp; статье анализируются теоретические основания этого концепта, включая кризисные явления в&nbsp; теории литературы 1970–1980-х&nbsp; гг., разочарование европейской и&nbsp; отечественной научной общественности в&nbsp; универсализме бинарной оппозиции, требующего дополнения иными эвристическими методами. В&nbsp; связи с&nbsp; этим рассматривается вопрос о преодолении теоретических затруднений литературной эстетики с помощью тернарной модели эстетической коммуникации («металингвистики»), которую эскизно наметил Бахтин в своих трудах начиная с 1920-х гг. и которая не была услышана Кристевой и&nbsp; до сих пор в&nbsp; современной филологической науке пребывает <br>в забвении. В основе этой концепции лежит идея эстетики как метаэтики, надстраивающейся в процессе текстовой коммуникации над бинарным этическим обменом в виде второго уровня оценки, в этом смысле эстетика отличается от этики подобно тому, как объем отличатся от плоскости. Бахтин не успел доработать эту концепцию, и&nbsp; она не была услышана Кристевой. В&nbsp; статье выдвигается предположение, что использование идеи тернарной (металингвистической) конструкции коммуникативного поля литературного произведения способно существенно продвинуть решение многих проблем <br>теоретической поэтики, открыть новые пути для связывания в одно целое дискурсивно-текстуального и аксиологического полей литературно-художественного текста.</p> Константин Абрекович Баршт Copyright (c) 2021 Константин Абрекович Баршт https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11020 Чт, 17 июн 2021 00:00:00 +0300 Компаративные этюды Юрия Тынянова в свете теории перевода https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11021 <p>На фоне новейших тенденций в области теории перевода в статье предпринимается попытка разграничения терминов «переводоведение» и&nbsp; «транслатология». Материалом анализа служит ряд исследований русских и иностранных авторов, в которых художественный перевод и переводная литература рассматриваются как факт культурного трансфера и&nbsp; предмет сравнительного литературоведения. Варианты транслатологического подхода иллюстрируются примером из&nbsp; монографии Д.Стайнера «После Вавилона. Аспекты языка и перевода» (1975) и работой Ю.М.Лотмана «“Езда в остров любви” Тредиаковского и&nbsp; функция переводной литературы в&nbsp; русской культуре первой половины XVIII в.» (1985). Центральная часть статьи посвящена компаративным этюдам Ю.Тынянова начала 1920-х гг. Этюд «Тютчев и Гейне» (1922) — классический образец отечественной компаративистики — подтверждает тезис о том, что разграничение и дифференцированное использование терминов «переводоведение» и «транслатология» позволяют точнее описать смысловую структуру как научных текстов, так и&nbsp; тех художественных произведений, которым они посвящены. Тынянов исследует переводы Тютчева из&nbsp; Гейне с&nbsp; точки зрения жанровой поэтики, но&nbsp; их полемический социальный подтекст его внимания не привлекает. Иначе в методологическом плане написан этюд «Блок и Гейне» (1921). Здесь обе аналитические стратегии присутствуют на равных правах, переводоведение и транслатология друг друга дополняют, образуя синтез; типологическое сравнение включает в себя как наблюдения над переводческой стратегией Блока, подкрепленные эстетическим анализом произведений того и другого поэта, так и постановку вопроса о социальной функции искусства и роли художника в&nbsp;формировании модернистского метанарратива об эмансипации личности.</p> Алексей Иосифович Жеребин Copyright (c) 2021 Алексей Иосифович Жеребин https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11021 Чт, 17 июн 2021 00:00:00 +0300 Образ воительницы в поэтическом диалоге Валерия Брюсова и Надежды Львовой https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11022 <p>В статье исследуется стихотворный диалог В.Я.Брюсова и Н.Г.Львовой, а именно разработка двумя поэтами сюжета о&nbsp; поединке девы-воительницы и&nbsp; избранного героя. Анализ составляющих диалог стихотворений («Бой» Брюсова и «Твой шлем покатился…» Львовой) производится с учетом трех основных аспектов: гендерного (а именно специфики конструирования фемининности и маскулинности), жизнестроительного (поскольку стихотворения превращают в&nbsp; автобиографический миф определенную жизненную историю) и проблематики творчества Брюсова в целом, с одной стороны, и Львовой — с другой. Последовательно демонстрируется, как Львова, явно выстраивая свое стихотворение как ответ Брюсову (хотя «Бой» ей не адресован), пользуясь его образами, мотивами, сюжетом и&nbsp; словесными формулами, частично преобразует их с целью дать иной смысловой итог. Стихотворение старшего поэта, спроецированное на эддическую историю Сигурда и Брюнхильд, трактует центральную для Брюсова тему борьбы с Судьбой, в которой только и выковывается герой. А Львова, в чьем единственном сборнике «Старая сказка» мифологизируется история ее любви к Брюсову, создает сюжет о двух любящих, отношения которых в этом мире полны мучительной борьбы, но которые смогут соединиться в мире ином. Таким образом, анализируемые стихотворения реализуют «нормативные», эссенциалистские представления о «мужском» и «женском» — хотя эти представления подвергались существенной переоценке в исследуемый период, в том числе в брюсовском творчестве. Если лирический субъект Брюсова занят поединком с Судьбой, то история лирической героини Львовой замыкается на ее отношениях с&nbsp;возлюбленным, на создании иллюзии о&nbsp;«вечной» любви.</p> Вероника Борисовна Зусева-Озкан Copyright (c) 2021 Вероника Борисовна Зусева-Озкан https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11022 Пт, 18 июн 2021 00:00:00 +0300 Манипуляция как риторический аргумент в поэтике Чехова https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11221 <p>Статья представляет опыт дискурсивно ориентированного подхода в изучении художественной литературы и посвящена исследованию манипуляции как риторического аргумента. Обобщение результатов изучения литературы с&nbsp; позиции коммуникативных стратегий потребовало описания текста как коммуникативной стратегии в ее связи с дискурсом. Изучение художественного произведения обосновано в аспекте риторической коммуникации, персуазивной программы, аргументативного дискурса. Манипуляция рассматривается как способ приобретения текстом аргументативных характеристик. Анализ манипуляции осуществлен посредством решения нескольких задач: классификации внешних и внутренних факторов эффективной коммуникации, сопоставления аргументативных стратегий литературных героев с аргументативными результатами, установления факторов жанровой трансформации. Осуществлена трактовка внешних факторов воздействия как результата несовпадения коммуникативных настроек героев, внутренних факторов коммуникации в качестве манипуляции героев. Анализ авторской точки зрения с позиций метасмысла и метанаблюдателя позволил установить связь между жанром и способами перлокутивного воздействия и организации текста как персуазивной программы. Различия способов перлокутивного воздействия в&nbsp;рассказе объясняются аллюзивной иллюстративной дискурсивностью.</p> <p>Анализ комической модальности произведения показал расхождение аргументатив-</p> <p>ных стратегий и&nbsp;аргументативных результатов, что выявило роль манипуляции в&nbsp;жан-</p> <p>ровой трансформации, основанной на синтезе водевиля, фарса, социально-бытовой</p> <p>комедии. Установление факторов жанровой трансформации в&nbsp; поэтике Чехова стало</p> <p>возможным на основе анализа чеховского юмора с&nbsp;позиций метасмысла и&nbsp;смысловых</p> <p>пробелов<em>. </em>В статье предложен опыт понимания коммуникативной стратегии с&nbsp;пози-</p> <p>ции соотношения коммуникативных интенций писателя и&nbsp; рецептивных ожиданий</p> <p><strong>* </strong>Статья написана в&nbsp;рамках проекта «Формирование профессиональной мультилингвальной</p> <p>личности нового типа в&nbsp;условиях полиязычного образования РК» (руководитель&nbsp;— д-р филол. наук,</p> <p>проф. Ш.К.Жаркынбекова) по договору №&nbsp;132&nbsp;от 12&nbsp;марта 2018&nbsp;г.</p> <p>читателя, роли вербальной и&nbsp;невербальной коммуникации героев, синтезированных</p> <p>в&nbsp;манипуляции и&nbsp;манипулятивных техниках.</p> Куралай Бибиталыевна Уразаева , Жанаргуль Кадырбековна Азкенова Copyright (c) 2021 Куралай Бибиталыевна Уразаева , Жанаргуль Кадырбековна Азкенова https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11221 Пт, 18 июн 2021 00:00:00 +0300 В поисках когнитивно-лингвистической методологии учения о дискурсе https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11231 <p>Данная работа посвящена изучению открытых для дискуссии теоретико-методологических проблем современной дискурсологии. Являясь объектом междисциплинарных интересов, исследования дискурса исповедуют различные методологические принципы и теоретические категории. Учитывая позиции разных гуманитарных наук, использующих категорию дискурса, авторы данной работы считают методологической первоосновой дискурс-анализа выявление коммуникативно-когнитивной корреляции речевого смысла художественного текста и дискурсообразующих концептов как основы мыслекода автора и читателя. Вводимая и интерпретируемая нами категория «дискурсивная деятельность» соотносится с языковой деятельностью — четырехэлементной моделью нашего познания и общения. Доказывается, что дискурсивная деятельность строится не на традиционных трех китах, а&nbsp; на четырех. Коммуникативное событие проецируется: 1) предметными реалиями; 2) чувственным восприятием в виде предметных и ранее сохраненных в памяти фонетических представлений; 3) дискурсивной моделью будущего (предполагаемого) текста, которая конструируется идеальными феноменами — концептами; 4) такими идеальными единицами языкового сознания, как «внутренние слова». Это позволяет интерпретировать дискурс как схематическое средство мысленного конструирования коммуникативной ситуации в совокупности ее вербальных и невербальных элементов. Разрабатываемый в исследовании дискурс-анализ опирается на интерпретацию системы концептов, которые являются когнитивным субстратом дискурсивной ситуации и&nbsp; служат предтекстовой моделью переживаемого коммуникантами события как реального факта. Важным в разрабатываемой когнитивно-лингвистической методологии дискурс-анализа является адекватная интерпретация смысловых отношений между ключевыми словами и базовыми концептами. В статье были использованы метод контекстуальной интерпретации и метод дискурс-анализа.</p> Николай Федорович Алефиренко , Марал Бекеновна Нуртазина , Кира Константиновна Стебунова Copyright (c) 2021 Николай Федорович Алефиренко , Марал Бекеновна Нуртазина , Кира Константиновна Стебунова https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11231 Сб, 19 июн 2021 00:00:00 +0300 Лингвокогнитивные и коммуникативно-прагматические особенности речевой деятельности политика в дискурсивной позиции «после власти» https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11233 <p>Мыслительно-речевая деятельность языковой личности политика в дискурсивной позиции «после власти» имеет ряд существенных отличий по сравнению с этапами «до власти» и&nbsp; «во власти». Ее общий когнитивный и&nbsp; коммуникативно-прагматический характер, который можно обозначить как аккумулятивно-синкретический, адаптационный и агональный, обусловлен в первую очередь органичным сочетанием в текстах, порождаемых политиком в&nbsp; период послевластия, содержательно-тематических и речевых сигналов личного и политического прошлого опыта, проецируемого на проблемы надындивидуального настоящего и&nbsp; включаемого в&nbsp; прогнозы социального будущего. В структуре языковой личности послевластного политика наблюдается субъектно-объектное «расслоение» с разным балансом субъектного и/или объектного функционального статуса. В роли субъекта когниции и коммуникации политик «после власти» создает собственные тексты, в первую очередь мемуары и политические речи. Становясь объектом оценки для чужих мнений, он вербально реагирует на них как ментально-речевой субъект контактных или удаленных по времени от другой стороны коммуникации речевых высказываний в коммуникативных ситуациях интервью, политической дискуссии, публичного отклика на статьи других политиков или комментарии журналистов. При этом в&nbsp; качестве объекта экс-политик публично обсуждается не только по социально-профессиональным функциям, но и по персональным качествам, что свидетельствует об обязательном сочетании в структуре его личности институционально-профессионального и&nbsp; индивидуального параметров сторонней оценки. Для политических мемуаров&nbsp; — главной текстовой формы публичной самопрезентации политика «после власти» — характерно отсутствие синхронной обратной связи с адресатом, актуальной для публичных политических выступлений на этапах «до власти» и «во власти». Вследствие этого центральной прагматической стратегией этого типа текста является квазидиалог, или квазидискуссия: аргументированные рассуждения мнемонического автора, прогнозирующего и&nbsp; предвосхищающего возможные вопросы и&nbsp;сомнения потенциального читателя.</p> Евгения Александровна Гончарова, Мария Геннадьевна Цуциева Copyright (c) 2021 Евгения Александровна Гончарова, Мария Геннадьевна Цуциева https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11233 Вс, 20 июн 2021 00:00:00 +0300 Метапрагматические дискурсы и жанровая дифференциация в интернет-медиа https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11234 <p>Одним из&nbsp; возможных подходов к&nbsp; изучению контекстуализации является исследование метапрагматических дискурсов, т. е. внешних дискурсов, рефлексирующих аспекты прагматики интересующего исследователя исходного дискурса. Цель настоящей статьи&nbsp; — теоретически интегрировать метапрагматику в&nbsp; жанровое исследование и применить соответствующий инструментарий к&nbsp; анализу конкретных жанров. Для решения практической задачи был проведен анализ пяти видео на платформе YouTube, «погруженных» в&nbsp; дискурсы комментариев пользователей платформы. Методом анализа послужил лексико-грамматически- и&nbsp; текстоориентированный контент-анализ с особым акцентом на анализе оценочных смыслов. Одним из результатов является демонстрация того, что жанровая принадлежность дискурсов, формально выстроенных по одной и той же модели, может зависеть от контекстуальных переменных, не имеющих отношения к речевой форме. Такие переменные потенциально материализуются в форме метапрагматических маркеров автором исходного дискурса и/или аудиторией в комментариях. Это может значить, что для конечного реципиента «эффект» исходного дискурса будет зависеть от реализованного с опорой на такие маркеры отнесения дискурса к одной из конкурирующих жанровых моделей. Такая ситуация, в частности, наблюдается в случае с так называемыми «честными» и «оплаченными» обзорами. Второе наблюдение располагается в сфере гибридных жанров. Так, в случае с рекламными интеграциями «итоговая» типизация жанра (лайфстайл-инструкции, влога и т.п.), с точки зрения реальной аудитории, не является однозначной: часть аудитории видит такую интеграцию как делегитимизирующую конкретный дискурс и весь жанр; другая часть рассматривает ее как «инородный элемент», не меняющий, однако, иерархию коммуникативных целей жанра и не уменьшающий его общую ценность. Данное наблюдение оставляет открытым вопрос о том, следует ли считать подобные жанры новыми самостоятельными жанрами, в которых рекламная интеграция уже является ключевым жанрообразующим элементом.</p> Евгений Николаевич Молодыченко Copyright (c) 2021 Евгений Николаевич Молодыченко https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11234 Вс, 20 июн 2021 00:00:00 +0300 Социальное значение в зеркале политической корректности https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11235 <p>Статья обращается к двум центральным понятиям: социальное значение и политическая корректность. <em>Социальное значение</em> используется вместе с&nbsp;другим понятием&nbsp;— <em>со-</em><em>циальный индекс</em>. Социальное значение возникает у&nbsp; языковой единицы (высказывания) на основе связи с ситуацией, социальным поводом использования и интерпретируется как связанное с определенным контекстом. В таком понимании социального значения анализ методологически связан с разработками в социолингвистике третьей волны, метапрагматике, дискурсивном анализе, в&nbsp; концепциях языковой идеологии. Показано, что социальное значение тесно связано с рефлексией человека относительно эффектов использования языка в дискурсе. Методологическую основу анализа составляют разработки М.А.К.Хэллидей, Х.Куссе, И.Варнке, М.Сильверстина, К.Холла и&nbsp; др., развивающие идеи Л.С.Выготского, М.М.Бахтина, В.Н.Волошинова, Г.Кресса и Б.Ходжа. Политическая корректность анализируется как социальная практика, в которой создается идеология языка и&nbsp; поддерживается идеологически мотивированная интерпретация смыслов. Анализ политкорректности основан на современной (2017–2020 гг.) общественной практике в США, предшествующем контексте и опыте осмысления. Анализ показал, что политическая корректность может трансформироваться в практику дискурсивного давления и запретов на выражение смыслов, а доминирующее политкорректное прочтение высказываний может принимать форму борьбы с имплицитными смыслами, потенциально возможными пресуппозициями высказывания. Анализ позволяет зафиксировать такие ситуации, в которых политическая корректность из практики использования языка, нацеленной на преодоление дискриминации и оскорбления социально уязвимых групп, трансформируется в социальное давление и борьбу со скрытыми смыслами. Опыт изучения политической корректности показывает, что эта практика социально значима, когда дает возможность наблюдать и выражать реакцию на противовесные явления.</p> Валерия Евгеньевна Чернявская Copyright (c) 2021 Валерия Евгеньевна Чернявская https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11235 Вс, 20 июн 2021 00:00:00 +0300 Корпусные методы в исследовании идиостиля: решительный/решительно в языке Ф.М.Достоевского https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11236 <p>Статья посвящена идиостилевым особенностям прилагательного <em>решительный</em> и наречия<em> решительно </em>в&nbsp;языке Ф.М.Достоевского. Семантическая структура <em>решительный</em>/<em>-о </em>включает три блока значений. Первый составляет группа связанных семантическими отношениями значений качества и образа действия, второй — это дискурсивные употребления и значения, третий — употребления в роли интенсификатора со значением ‘очень, высокая степень’ (т. е. в значении, соответствующем лексической функции Magn). Данные словарей говорят о&nbsp;том, что все они были свойственны <em>решительный</em>/<em>-о </em>в&nbsp; русском языке XIX века. Однако корпусное исследование художественных текстов Ф.М.Достоевского и&nbsp; художественных текстов писателей-современников показало, что именно для идиостиля Достоевского характерно преимущественное употребление <em>решительный</em>/<em>-о</em> в роли дискурсивного слова и интенсификатора. Для сравнения количества случаев употребления <em>решительный/-о</em> в разных значениях было проанализировано 1219 контекстов из «больших романов» Достоевского и художественных произведений Л.Н.Толстого, М.Е.Салтыкова-Щедрина, И.С.Тургенева, И.А.Гончарова, представленных в&nbsp; Национальном корпусе русского языка. Анализ семантики <em>решительный</em>/<em>-о</em> в разных контекстах демонстрирует близость интенсификации к дискурсивным употреблениям вплоть до неразличения. В проанализированном корпусе текстов Достоевского 47% употреблений <em>решительный/-о</em>&nbsp; — это дискурсивные употребления и интенсификаторы; доля этих употреблений в текстах других авторов значительно меньше. У&nbsp;дискурсивного слова <em>решительный</em>/<em>-о</em> в языке «больших романов» Достоевского выделяется несколько характерных, типичных контекстов употребления; рассматриваются контекстные условия изменения дискурсивного значения у прилагательного и наречия. Также исследуются некоторые характерные конструкции: типа «в решительном вдохновении» и типа «решительно как бы».</p> Екатерина Вячеславовна Шарапова Copyright (c) 2021 Екатерина Вячеславовна Шарапова https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11236 Вс, 20 июн 2021 00:00:00 +0300 Когнитивно-прагматические особенности позитивной и негативной репрезентации пищи в российском медиадискурсе https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11237 <p>Статья посвящена анализу когнитивных и&nbsp; прагматических факторов репрезентации пищи в медиадискурсе, а также особенностей языковых средств данной репрезентации. В статье исследуются языковые средства реализации когнитивных моделей, относящихся к&nbsp; сферам развлечений, приема и&nbsp; приготовления пищи, а&nbsp; также моделей, связанных с&nbsp; негативными аспектами репрезентации пищи в&nbsp; российском медиадискурсе. В&nbsp; статье также рассмотрена связь между реализацией когнитивных моделей и прагматическими целями журналистов, которые направлены на позитивную или негативную репрезентацию пищи в медиадискурсе. В рамках предпринятого исследования были также проанализированы доминантные компоненты когнитивных моделей. Выдвижение таких компонентов, как участники, пища и напитки, место, развлечения, характеристики объекта (пищи), действия, последствия и др., обусловлено прагматическими целями журналистов, которые заключаются в&nbsp; попытке привлечь внимание к&nbsp; определенным блюдам или предотвратить негативные последствия употребления пищи. Наполнение компонентов когнитивной модели определенным содержанием посредством языковых единиц приводит к реализации прагматической цели журналиста. В статье также рассматривается связь между различными сферами жизнедеятельности человека, которая устанавливается посредством репрезентации пищи. Авторы также обращаются к&nbsp;особенностям реализации когнитивной модели <em>еда как источник </em><em>опасности</em>. Статья вносит вклад в углубление таких разделов лингвистики, как когнитивная семантика, прагмалингвистика, медиалингвистика, теория текста и дискурса. Результаты проведенного исследования могут быть использованы для анализа реализации когнитивных моделей в других типах дискурса, а также в теоретических курсах по лингвистике текста, дискурс-анализу, медиалингвистике.</p> Вячеслав Дмитриевич Шевченко, Екатерина Сергеевна Шевченко Copyright (c) 2021 Вячеслав Дмитриевич Шевченко, Екатерина Сергеевна Шевченко https://languagejournal.spbu.ru/article/view/11237 Вс, 20 июн 2021 00:00:00 +0300