Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература https://languagejournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература» — научно-теоретический журнал, публикующий научно-исследовательские статьи и критические научные рецензии на русском и английском языках, призванные отразить актуальную проблематику современной лингвистики, литературоведения и междисциплинарных гуманитарных исследований, а также представить многообразие существующих здесь подходов и плюрализм мнений исследователей.</p> Санкт-Петербургский государственный университет ru-RU Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература 2541-9358 <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> Понятие государственного языка https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7301 <p>В статье предпринята попытка определить место понятия «государственный язык» в&nbsp;системе смежных категорий как лингвистического, так и&nbsp;правового характера. Употребление этого термина часто соотносится с&nbsp; разными понятиями, порождая путаницу и&nbsp;неопределенность относительно его содержания. Анализируя причины и&nbsp;цели установления государственного языка, соотнося этот термин с&nbsp; терминами, которые используются в&nbsp;других языках и&nbsp;которые зафиксированы в&nbsp;рекомендациях экспертов ЮНЕСКО 1953&nbsp; г., сопоставляя государственный язык с&nbsp; категориями лингвистики, обобщая высказанные в&nbsp;научной литературе мнения, авторы приходят к&nbsp;выводу, что государственный язык&nbsp; — это правовая, а&nbsp; не лингвистическая и&nbsp; не лингвометодическая категория. Государственный&nbsp;— это правовой статус, придаваемый определенному языку в&nbsp;целях обеспечения единства государства (как политической нации), создания единого общественного коммуникативного и&nbsp;культурного пространства вместе с&nbsp;установлением формализованных правил, соблюдение которых обязательно в&nbsp; сферах, нормативно определенных и в&nbsp;совокупности формирующих публичное пространство общественной коммуникации. Это пространство не ограничивается только взаимодействием с&nbsp;государством, а&nbsp;охватывает гораздо бóльший круг языковых доменов. Подобные задачи не позволяют ограничить содержание государственного языка одним из&nbsp;функциональных стилей языка, признать его социальным диалектом или жанром языка. Функции обеспечения общего коммуникативного пространства государственный язык выполняет, обращаясь к&nbsp;лингвистической категории «стандартного» (литературного) языка, исходя из&nbsp;того, что именно эта часть национального (в&nbsp;лингвистическом значении) языка может обеспечить эффективную коммуникацию между представителями разных языковых сообществ. Указанные характеристики государственного языка должны учитываться при его изучении в&nbsp;школах; образовательные стандарты, программы и&nbsp;другие нормативно-методические документы должны учитывать необходимость освоения правил функционирования государственного языка, что в&nbsp;настоящее время не обеспечивается.</p> Сергей Александрович Белов Николай Михайлович Кропачев Copyright (c) 2020 Сергей Александрович Белов, Михаил Николаевич Кропачев 2020-04-30 2020-04-30 17 1 4 21 10.21638/spbu09.2020.101 Локус-брендинг как отражение специфики геокультурного пространства (лингвокогнитивный аспект) https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7302 <p>В статье рассматривается процесс локус-брендинга, направленный на формирование геокультурного бренда на основе реализации ряда дискурсивных практик в&nbsp; зависимости от целей отправителя информации и&nbsp;установок конкретной аудитории. Материалом исследования послужили тексты туристического дискурса, направленные на создание геокультурного образа определенной местности с&nbsp;целью привлечь внимание потенциальных посетителей и&nbsp;обеспечить посещаемость за счет придания ей статуса бренда. Онтологическая природа изучаемого феномена обусловливает междисциплинарный характер исследования. Локус-бренд понимается как когнитивное явление, представляющее собой комплекс ассоциаций, воспоминаний, ожиданий, обусловленных той или иной географической местностью и&nbsp;формирующее стойкую эмоциональную связь с&nbsp;реципиентом, значение которой выявляется благодаря приведенному в&nbsp;статье описанию характеристик эмоционального бренда. Рассматриваются такие понятия, как ментальное поле локус-бренда, его измерения, а&nbsp;также код локус-бренда как механизм, отвечающий за формирование в&nbsp;сознании реципиента ментальных миров, коррелирующих с&nbsp;реальностью. Показано, что локус-брендинг представлен рядом дискурсивных практик; приводится подробный анализ таких практик, как опора на объективные данные, детализация и&nbsp;конкретизация информации геокультурного плана, создание локус-бренда посредством легенды или предания, гений места. Демонстрируются возможности комбинированного подхода при создании интегрированной модели локус-бренда, включающей, помимо географической составляющей, лингвистический и&nbsp; культурологический компоненты. Отмечается роль взаимодействия вербальной и&nbsp; визуальной составляющих в&nbsp; создании полноценного образа местности или достопримечательности: использование полимодальных источников обеспечивает более прочное запоминание образа референта и&nbsp;облегчает построение в&nbsp;сознании реципиента ситуативной модели, коррелирующей с&nbsp;основными характеристиками локус-бренда.</p> Ольга Викторовна Куликова Copyright (c) 2020 Ольга Викторовна Куликова 2020-04-30 2020-04-30 17 1 22 37 10.21638/spbu09.2020.102 Специфика межэтнического взаимодействия в Симбирском Заволжье по данным русских говоров https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7303 <p>В статье анализируются записи диалектной речи, сделанные в&nbsp;русских селах Ульяновской области. Говоры Среднего Поволжья представляют особый интерес для автора исследования в&nbsp;связи с&nbsp;той полиэтнической и&nbsp;полиязыковой средой, которая исторически сложилась в&nbsp; этом регионе в&nbsp; результате совместного проживания славянских, тюркских и&nbsp; финно-угорских групп населения. В&nbsp; наших записях русской диалектной речи можно обнаружить языковые свидетельства этнокультурного взаимодействия в&nbsp;данном регионе. Записанные тексты отражают комплекс общих для различных этнических групп Симбирского Заволжья традиций ведения хозяйственной деятельности, питания, обустройства жилища. Так, в&nbsp; области питания отметим значительную роль блюд из&nbsp;тыквы, которым в&nbsp;русской традиционной кухне никогда не отводилось сколько-нибудь значимой роли. Блюда из&nbsp;тыквы традиционно были популярны у&nbsp;других этнических групп Ульяновской области. У&nbsp;русского населения Ульяновской области можно обнаружить схожие с&nbsp;мордовскими способы приготовления тыквы. Одной из&nbsp;любимых сладостей, в&nbsp;прежние времена заменявшей сахар, по словам информантов, была <em>курага</em>&nbsp;— ‘высушенные в&nbsp;печи кусочки тыквы’. В&nbsp;наибольшей степени тюркское и&nbsp; финно-угорское влияние на русские говоры проявилось в&nbsp; сфере животноводства. Это прежде всего лексика, связанная с&nbsp;отгонным содержанием скота. В&nbsp;сферах хозяйственной деятельности, культуры питания наблюдаются самые значительные результаты взаимодействия материальных культур. В&nbsp;сфере духовной культуры взаимовлияние оказалось ограничено конфессиональными рамками. Для обследованных районов Ульяновской области характерно смешанное русско-мордовско-чувашское население сел и&nbsp;деревень. Связь этнической специфики с&nbsp;конфессиональной проявляется в&nbsp;том, что принадлежность индивида к&nbsp;определенной религии может выступать в&nbsp;качестве его этнического идентификатора. Современные информанты подчеркивают идентичность русского, мордовского, чувашского населения. Иной тип отношений складывается с&nbsp;населением окрестных татарских деревень, отделенных барьером иной веры. Информанты подчеркивают дружеские, но&nbsp;при этом сдержанные отношения.</p> Янина Валерьевна Мызникова Copyright (c) 2020 Янина Валерьевна Мызникова 2020-04-30 2020-04-30 17 1 38 48 10.21638/spbu09.2020.103  Функционирование элементов семантического поля социальная значимость в русском и английском языках по данным словарных и корпусных источников https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7306 <p>Содержанием данной статьи является определение места элементов семантического поля «социальная значимость» в русском и английском языках (рассмотрены британский и американский варианты) путем интеграции результатов традиционных, в том числе дефиниционных, методов анализа и современного, корпусного подхода к изучению языка. С помощью методик статистического анализа и инструментов компьютерной лингвистики определено место элементов <em>имидж/image, престиж/prestige, статус/ status </em>в составе рассматриваемого семантического поля. В статье отражены особенности функционирования центральных элементов <em>статус/status </em>в составе семантического поля «социальная значимость» в русском, британском и американском английском языках по данным словарей и корпусов,&nbsp;представлены сопоставительная характеристика семантики и анализ синтагматических и парадигматических отношений компонентов указанного семантического поля на материале данных Национального корпуса русского языка (НКРЯ), Британского национального корпуса (BNC) и Корпуса современного американского английского языка (COCA), а также некоторых других инструментов компьютерной лингвистики, в том числе больших корпусов семейства «Аранеум» (Aranea family). Целью исследования является критический анализ гипотезы о том, что сопоставление сходств и различий в репрезентации элементов семантического поля в разных языках наиболее релевантно производить посредством применения сочетания традиционных и инновационных методик. В ходе исследования рабочая гипотеза подтвердилась: именно сочетание традиционных и инновационных методов анализа при исследовании структуры семантического поля дают наиболее полные и объективные результаты. Более того, выявленные с помощью описываемой схемы особенности анализируемого семантического поля в сравниваемых языках могут быть рассмотрены как маркеры различия национальных языковых картин мира и культур. В результате работы были получены и визуализированы структуры семантических полей <em>статус/ status </em>в русском, британском и американском английском языках.</p> Татьяна Владимировна Романова Анна Юрьевна Хоменко Copyright (c) 2020 Романова Татьяна Владимировна, Хоменко Анна Юрьевна 2020-04-30 2020-04-30 17 1 49 73 10.21638/spbu09.2020.104 Реклама как инструмент формирования глобального когнитивного пространства общества потребления https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7307 <p><span style="background-color: #ffffff;">Понятие когнитивного пространства связано с понятиями аксиологического и топического пространств, а понятие концепта — с понятиями ценности и топоса. Однако в современных работах категория топоса не получила должного внимания, без чего представляется невозможным полностью раскрыть механизмы когнитивного-коммуникативного воздействия на сознание, а также вопросы динамики объема и содержания концепта. Цель статьи — рассмотреть связь вышеуказанных категорий и на примере разбора рекламных слоганов раскрыть механизмы когнитивно-коммуникативного воздействия массовой рекламы. На основе сопоставления определений ценности, концепта и топоса, рассмотрения роли топики в культуре показано, что изменение традиционного культурного топоса способно привести к изменению объема и содержания концепта и, соответственно, к формированию новой ценности, нового когнитивного пространства. Также в статье освещены вопросы топики массовой рекламы, раскрыта топикообразующая роль слогана, показано, что слоган репрезентирует ценностный концепт или апеллирует к нему, создавая устойчивую ассоциацию между брендом и ценностью — новый топос; присутствие нового топоса в коммуникативном пространстве ведет к замещению объема понятия концепта идеей бренда. Так реклама приобщает бренды к разряду нематериальных ценностей и создает пространство культуры общества потребления. Исследование показало: ассоциативное поле топики рекламы мировых брендов составляют, с одной стороны, бренды, и с другой — главные жизненные ценности. При этом у части концептов, таких как «жизнь», «счастье», происходит замена объема понятия идеей бренда, но положительные коннотации традиционного концепта сохраняются. У других, таких как «жажда», происходит замена и объема понятия, и коннотативного фона: в отличие от традиционных культур, которые говорят о духовной жажде и контроле над страстью, реклама продвигает идеи ненасытности, жажды материального, актуализирует зоопсихические формы поведения и тем самым превращает само понятие потребности в ценность.</span></p> Людмила Казимовна Салиева Copyright (c) 2020 Людмила Казимовна Салиева 2020-04-30 2020-04-30 17 1 74 88 10.21638/spbu09.2020.105 Микромачизм в современном испанском языке и культуре https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7308 <p><span style="background-color: #ffffff;">Статья посвящена одной из наиболее острых проблем современного общества — гендерному неравенству. Автор анализирует состояние испанского и латиноамериканского общества сквозь призму лексемы micromachismo ‘микромачизм’ и ее функционирования в речи. Интерес к лингвистическому и лексико-семантическому анализу этого слова вызван широким употреблением его в периодической печати на испанском языке, а&nbsp; также непосредственной взаимосвязью лексемы и&nbsp; проблемы насилия над женщиной в современном испаноязычном обществе. На значение слова micromachismo и правильное его употребление в речи впервые было обращено внимание в статье — рекомендации испанского Фонда BBVA — организации, занимающейся популяризацией испанского языка, а также стремящейся улучшить испанский язык прессы. Позже слово среди других 11 номинантов было выдвинуто на звание «слово года» и несмотря на то, что оно не стало победителем, смогло обратить внимание лингвистов, социологов, журналистов на проблему функционирования микромачизмов в современной испанской речи. Основным материалом исследования служат корпусы испанского языка, толковые словари, словари неологизмов и банки лексических данных. Анализ текстов периодических изданий на выявление частоты использования лексемы micromachismo, проведенный автором, подтверждает официальную статистику жестокого обращения с женщинами в&nbsp; некоторых странах Старого и&nbsp; Нового Света. Что касается русского языка, то автор в своем исследовании обращается лишь к&nbsp; Национальному корпусу русского языка и толковым словарям с целью определить, насколько часто встречается лексическая единица микромачизм в русском языке и зафиксирована ли она в словарях. Автор не ставит целью изучение ситуации гендерного неравенства в России и отражении его в языке. Помимо широкой освещенности проблемы в периодической печати на испанском языке феномен микромачизмов активно изучается в научной сфере, что еще раз подтверждает остроту проблемы в современном обществе.</span></p> Мария Владимировна Симонова Copyright (c) 2020 Мария Владимировна Симонова 2020-04-30 2020-04-30 17 1 89 101 10.21638/spbu09.2020.106 Специальная лексика в Лифляндской экономии М.В. Ломоносова в сопоставлении с трактатом С.Губерта Stratagema oeconomicum https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7309 <p><span style="background-color: #ffffff;">Трактат С.Губерта «Stratagema oeconomicum» (1645) представляет собой одно из первых немецкоязычных наставлений по ведению сельского хозяйства на территории исторической области Лифляндии. В 1747 г. М.В.Ломоносов перевел трактат Губерта на русский язык под заглавием «Лифляндская экономия». Этот перевод представляет собой пример адаптации исходного немецкого текста, содержащего наименования реалий сельской жизни, к географическим и социокультурным условиям России XVIII в. В целом перевод Ломоносова выполнен близко к оригиналу, тем не менее сопоставление двух текстов позволяет выявить отдельные различия, наблюдаемые в семантике, в изменении порядка следования и элиминации отдельных узкоспециальных терминов. Для передачи смысла немецкого оригинала Ломоносов использовал русскую специальную лексику, связанную с описанием традиционного быта и ремесел, причем иногда выбирал лексические единицы с более узким значением, чем в&nbsp; тексте Губерта. В отдельных случаях он также, предположительно, конструировал слова путем транслитерации немецких терминов. В большинстве случаев Ломоносов придерживался того же порядка следования элементов, что и в оригинале. Элиминации, как правило, подвергались элементы, менее значимые в контексте сельского хозяйства в европейской части России, либо отчасти дублирующие те слова и выражения, которые упоминались ранее в тексте. Подобную стратегию можно рассматривать как следование переводческой традиции, существовавшей в России с петровских времен и допускавшей выборочный перевод с сокращением объема произведения. Изучение специальной лексики «Лифляндской экономии» в связи с немецким оригиналом позволяет сделать наблюдения, которые могут быть учтены при подготовке переиздания сочинений Ломоносова.</span></p> Андрей Константинович Филиппов Константин Анатольевич Филиппов Copyright (c) 2020 Андрей Константинович Филиппов, Константин Анатольевич Филиппов 2020-04-30 2020-04-30 17 1 102 121 10.21638/spbu09.2020.107 Икс-фемия, или О трудностях разграничения эвфемии и дисфемии https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7310 <p><span style="background-color: #ffffff;">В статье рассматриваются существующие подходы к исследованию явлений эвфемии и дисфемии. Выявлено, что методология исследования эвфемии и дисфемии должна опираться главным образом на принцип холизма, что означает синтез данных различных наук, обеспечивающий целостное и междисциплинарное изучение языка как когнитивно-коммуникативного, социокультурного и биопсихологического феномена. Функционально-прагматический и диахронический подходы к исследованию эвфемии и дисфемии выделяются как наиболее эффективные. С целью выявления критериев идентификации эвфемии и дисфемии в рамках настоящего исследования детально рассматривается явление дисфемии и смежные с ним явления. Выявлено, что к дисфемизмам нельзя причислять всю стилистически сниженную лексику, хотя в некоторых случаях пейоративная, табуированная, вульгарная лексика может являться концептуально-семантическим источником дисфемии. Обнаружено, что не существует универсалий эвфемизмов и дисфемизмов, ввиду того что принадлежность того или иного выражения к классу эвфемизмов или дисфемизмов определяется рядом социальных отношений и обычаев, которые различны не только для разных диалектных групп, но и для членов одного и того же сообщества. Таким образом, при идентификации эвфемии и дисфемии необходимо учитывать диахронические изменения в семантике языковой единицы, контекст, в рамках которого функционирует выражение, исходный контекст коммуникации, личное восприятие говорящим объекта или явления. Исследование проводилось на языковом материале современного англоязычного общественно-политического дискурса, медиадискурса, а также англоязычных толковых и этимологических словарей. Выбор материала исследования объясняется тем, что общественно-политический и медийный дискурсы отражают ценности и идеалы широкой аудитории, а это позволяет проследить социально обусловленные диахронические семантические изменения в языке. Наряду с этим экспериенциальный контекст медийного и общественно-политического дискурсов демонстрирует динамическую природу икс-фемии.В статье рассматриваются существующие подходы к исследованию явлений эвфемии и дисфемии. Выявлено, что методология исследования эвфемии и дисфемии должна опираться главным образом на принцип холизма, что означает синтез данных различных наук, обеспечивающий целостное и междисциплинарное изучение языка как когнитивно-коммуникативного, социокультурного и биопсихологического феномена. Функционально-прагматический и диахронический подходы к исследованию эвфемии и дисфемии выделяются как наиболее эффективные. С целью выявления критериев идентификации эвфемии и дисфемии в рамках настоящего исследования детально рассматривается явление дисфемии и смежные с ним явления. Выявлено, что к дисфемизмам нельзя причислять всю стилистически сниженную лексику, хотя в некоторых случаях пейоративная, табуированная, вульгарная лексика может являться концептуально-семантическим источником дисфемии. Обнаружено, что не существует универсалий эвфемизмов и дисфемизмов, ввиду того что принадлежность того или иного выражения к классу эвфемизмов или дисфемизмов определяется рядом социальных отношений и обычаев, которые различны не только для разных диалектных групп, но и для членов одного и того же сообщества. Таким образом, при идентификации эвфемии и дисфемии необходимо учитывать диахронические изменения в семантике языковой единицы, контекст, в рамках которого функционирует выражение, исходный контекст коммуникации, личное восприятие говорящим объекта или явления. Исследование проводилось на языковом материале современного англоязычного общественно-политического дискурса, медиадискурса, а также англоязычных толковых и этимологических словарей. Выбор материала исследования объясняется тем, что общественно-политический и медийный дискурсы отражают ценности и идеалы широкой аудитории, а это позволяет проследить социально обусловленные диахронические семантические изменения в языке. Наряду с этим экспериенциальный контекст медийного и общественно-политического дискурсов демонстрирует динамическую природу икс-фемии.</span></p> Татьяна Анатольевна Фомина Copyright (c) 2020 Татьяна Анатольевна Фомина 2020-04-30 2020-04-30 17 1 122 134 10.21638/spbu09.2020.108 Метапрагматика коммуникации: когда автор приносит свое значение, а адресат свой контекст https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7311 <p><span style="background-color: #ffffff; color: #000000; font-family: &amp;quot; noto sans&amp;quot;,arial,helvetica,sans-serif; font-size: 14px; font-style: normal; font-variant: normal; font-weight: 400; letter-spacing: normal; orphans: 2; text-align: left; text-decoration: none; text-indent: 0px; text-transform: none; -webkit-text-stroke-width: 0px; white-space: normal; word-spacing: 0px;">Статья представляет объяснительный подход к&nbsp;процессам понимания высказывания с&nbsp;позиции его включенности в&nbsp;социальный контекст. Анализ осуществлен с&nbsp;позиций метапрагматики, опирающейся на идеи Р.Якобсона, продолженные в&nbsp; современном дискурсивном анализе, в&nbsp; интеракциональных концепциях социолингвистики, в&nbsp; социолингвистике «третьей волны». Метапрагматика понимается как рефлексивный, метаязыковой аспект коммуникации, предполагающий, что понимание высказывания должно включать рефлексию над семантикой и&nbsp;прагматикой языковых единиц. В&nbsp;таком ракурсе метапрагматический подход отличается от объяснительных возможностей прагмалингвистики в&nbsp;ее традиционном следовании принципу кооперации в&nbsp;«нормальных» ситуациях, по П.Грайсу, Р.Столнейкеру и&nbsp;др., и&nbsp;опоре на интенциональность высказывания в&nbsp;его анализе и&nbsp;декодировании смыслов. Метапрагматика устанавливает, как эффекты выбора и&nbsp;использования языковых единиц сами становятся объектом анализа в&nbsp;дискурсе. Изучение тех эффектов, которые возникают в&nbsp;интерактивном взаимодействии и&nbsp;оказывают влияние на установки, оценки и&nbsp;формы реакции адресата, значимо для понимания коммуникативных и&nbsp;социальных процессов в&nbsp;целом. Статья рассматривает ключевые категории, обеспечивающие процесс понимания, а&nbsp;именно: контекст и&nbsp; контекстуализацию. Семантизация и&nbsp; контекстуализация высказывания анализируются внутри определенной социокультурной практики. Показано, что семантизация и&nbsp;контекстуализация высказывания взаимосвязанные, при этом разнонаправленные и&nbsp;часто конфликтующие процессы. Новизна представленного подхода связана в&nbsp;том числе с&nbsp;аналитическими возможностями выявления динамической стороны контекстуализации. В&nbsp;результате обосновывается, как и&nbsp;почему неверная контекстуализация способна порождать непонимание и&nbsp;социальные противоречия.</span></p> Валерия Евгеньевна Чернявская Copyright (c) 2020 Валерия Евгеньевна Чернявская 2020-04-30 2020-04-30 17 1 135 147 10.21638/spbu09.2020.109 Рецензия на книгу: Памяти Маргариты Ивановны Матусевич (1895–1979). К 120-летию со дня рождения https://languagejournal.spbu.ru/article/view/7312 <p>Рецензируемая книга, посвященная Маргарите Ивановне Матусевич (1895–1979), могла бы стать основой для одной из&nbsp;глав пока еще не написанной истории Санкт-Петербургской (Ленинградской) фонетической научной школы. М.И.Матусевич&nbsp;— фонетист, лексикограф, последовательница Льва Владимировича Щербы&nbsp;— всю свою жизнь посвятила Ленинградскому университету. Верная ученица Л.В.Щербы, она пропагандировала и&nbsp;развивала его теорию в&nbsp;своих публикациях и в&nbsp;практике преподавания. Ее работы внесли большой вклад в&nbsp;развитие языкознания, особенно фонетики.</p> Лариса Эриковна Найдич Copyright (c) 2020 Лариса Эриковна Найдич 2020-04-30 2020-04-30 17 1 148 154 10.21638/spbu09.2020.110